Самые лучшие фильмы бергмана

«Причастие» (1962)

Смысл жизни

Кадр из фильма «Причастие»

Человек оказывается выброшенным в жизнь без инструкций и пояснений. Единственный среди всех живых существ, он может осознать смысл своей жизни, но смысл этот ему не задан. Пустоту, которая возникает из-за отсутствия смысла, каждый заполняет по-своему. Кто-то живет по привычке, кто-то – по традиции. Одним помогает вера, другим – ежедневные удовольствия. И у всех есть общее: временами накатывает ощущение пустоты и сомнение, и от этого становится страшно.

Главный герой фильма «Причастие» (1962) – пастор Томас Эриксон. Его любимая жена умерла, а сам он усомнился в вере. Томаса любит школьная учительница Мэрта Лундберг. Она хотела бы посвятить жизнь любимому мужчине, но Томасу никто не нужен. Любовь Мэрты в тягость Томасу, а его сомнения в вере мешают предотвратить самоубийство одного из прихожан. Перед очередной службой с Томасом заговаривает церковный служащий Альгот Фревик

Как человек, мучимый болями, он обращает внимание, что верующие преувеличивают значение физических страданий Христа, и что еще больше, чем от истязаний, Христос страдал от богооставленности в последние часы крестных мук. После разговора Томас произносит первые слова службы в церкви, где нет никого, кроме Альгота, Мэрты и самого пастора.

Австрийский психиатр Виктор Франкл часто цитировал Ницше:

Человек может справиться с любыми жизненными обстоятельствами – болезнью, бедностями, потерями и одиночеством, – если у него есть смысл преодолевать их. В то же время даже самая благополучная жизнь выливается в депрессию на фоне смысловой пустоты. Вопрос смысла жизни часто возникает на сеансах психотерапии. Чаще, чем принято считать. И на этот вопрос не бывает готового ответа: для каждого человека смысл свой. Роль психолога в осмыслении смысла состоит в том, чтобы быть беспристрастным собеседником в разговоре о нем, задавать вопросы, не судить и поддерживать. Альгот не судит Томаса, не морализаторствует, не советует. Томас что-то понимает для себя, и это уменьшает его тревогу и облегчает его душевные страдания.

Карьера в кино

В то же время он начал писать пьесы, однако первые его опыты были неудачными, и какой-то критик даже сказал, что сценаристом ему точно не быть. Но в 1940 году пьесу Бергмана поставили в студенческом театре. Спектакль принес ему первое признание, а затем неплохую работу: его пригласили редакторовать сценарии в киностудию.

Одновременно он писал свои сценарии, и по одному из них поставили фильм «Травля» — рассказ о школьных годах Бергмана. Его показывали в Скандинавии и в Америке, и везде принимали очень тепло.

В 1946-м Ингмар Бергман уже сам снимает фильм «Кризис», который получился не очень удачным. Однако в тот же год он снимает великолепную ленту «Дождь над нашей любовью», и его признают как хорошего режиссера. 

В 1947 году его фильм «Музыка в темноте» попадает в главную номинацию Каннского фестиваля. Фильмы «Тюрьма» и «Летняя интерлюдия» получили признание зрителей и критиков, а комедия «Улыбки летней ночи» получает приз в Каннах.

Призом Каннского фестиваля также отмечен фильм Бергмана «Седьмая печать» (1957), вошедший в «золотой фонд» мирового кино. Картина «Девичий источник» (1960) получила «Оскар», а вторую золотую статуэтку Бергман получил за фильм «Сквозь тусклое стекло» (1961).

 В 70-х года Бергман создал несколько проектов ставших мировой классикой кино: психологическая драма «Шепоты и крики», которая получила «Оскар», мини-сериал «Сцены из супружеской жизни» и музыкальный фильм «Волшебная флейта».

Вскоре после выхода этих фильмов режиссер покинул страну, возмутившись тем, что на него давят налоговые чиновники.

В эмиграции Бергман снял еще много хороших фильмов, которые также получили выские награды и снискал себе славу режиссера мирового уровня.

В его арсенале более 60 фильмов разных жанров, более 170 спектаклей, которые он поставил в 30 театрах Европы. Он так же знаменит, как гениальный Луис Бунюэль, Акира Куросава и Федерико Феллини.

Когда наши современники произносят его имя – разговор идет в «превосходной степени»: всемирно признанный, флагман авторского кино, классик – сценарист, блестящий оператор, продюсер и актер.

1970-е

Кризисное десятилетие в жизни Бергмана. Он снимает свой первый англоязычный фильм «Прикосновение», который считал и самым неудачным в карьере. Расстается с Лив Ульман (продолжая ее снимать). Уходит из жизни отец режиссера. Налоговый скандал в 1976-м вынуждает Бергмана покинуть Швецию, куда он вернется только после личных извинений премьер-министра Улофа Пальме. Попытка закрепиться в Мюнхене тоже закончится неудачей – во всяком случае, тамошними театральными постановками режиссер остался недоволен. Единственная попытка сотрудничать с Голливудом, фильм «Змеиное яйцо», обернется финансовым провалом.

Вместе с тем, именно в 1970-х Бергман снимает картину, которую считал, наряду с «Персоной», своей главной удачей – «Шепоты и крики». Начинает весьма плодотворно сотрудничать с телевидением, результатом чего становятся «Сцены из супружеской жизни». Наконец, осуществляет давнюю мечту и превращает в фильм моцартовскую «Волшебную флейту». Наконец, именно в 1970-х Бергман влюбляется в Ингрид фон Розен, на которой женится: с ней он не разведется, они счастливо проживут вместе еще четверть века.

В этом же десятилетии Бергман впервые работает с другой Ингрид Бергман – прославленной голливудской дивой шведского происхождения: она играет главную роль в его «Осенней сонате». Один из своих самых знаменитых фильмов сам режиссер не любил. Он говорил: «Это мой «фильм Бергмана», намекая на самоповторы и клише.

Ключевой фильм: «Шепоты и крики» (1972)

Радикальная картина немыслимой красоты, получившая технический приз в Каннах и «Оскара» за операторскую работу Свена Нюквиста. По-чеховски горькая и элегическая история одной смерти, где сыграли лучшие актеры Бергмана: Харриет Андерссон, Лив Ульман, Ингрид Тулин и Эрланд Юзефсон. Этой теме Бергман посвящал фильмы в разные периоды, от «Земляничной поляны» до снятого уже в 1990-х телефильма «В присутствии клоуна», но никогда в них не было так много поэзии и жестокости, как здесь.

Также смотреть: «Сцены из супружеской жизни», «Волшебная флейта», «Осенняя соната».

Награды и номинации

В 1958 году он получил награду за лучшую режиссуру за фильм « Грань жизни» на Каннском кинофестивале и получил « Золотого медведя» за фильм « Земляника» на Берлинском международном кинофестивале . В 1960 году Бергман был показан на обложке TIME , первого режиссера на иностранном языке, сделавшего это после Лени Рифеншталь в 1936 году. В 1971 году Бергман получил Мемориальную премию Ирвинга Г. Тальберга на церемонии вручения премии Оскар . Три его фильма (« Сквозь темное стекло» , «Девственная весна» и « Фанни и Александр» ) получили премию Американской киноакадемии как лучший фильм на иностранном языке . В 1997 году он был награжден на 50 — й годовщины этого Каннского кинофестиваля . Он получил множество других наград и был номинирован на множество других наград.

Награды Академии

Год Категория Номинированная работа Результат
1959 г. Лучший оригинальный сценарий Земляника Назначен
1960 г. Лучший фильм на иностранном языке Девственный источник Победил
1961 г. Лучший фильм на иностранном языке Сквозь темное стекло Победил
1962 г. Лучший оригинальный сценарий Назначен
Лучшая картина Плач и шепот Назначен
Лучший режиссер Назначен
Лучший оригинальный сценарий Назначен
1976 г. Лучший режиссер Лицом к лицу Назначен
1978 г. Лучший оригинальный сценарий Осенняя соната Назначен
1983 г. Лучший фильм на иностранном языке Фанни и Александр Победил
Лучший режиссер Назначен
Лучший оригинальный сценарий Назначен

«Осенняя соната»

Какие еще шедевры содержит фильмография Бергмана, лучшие фильмы которого рассматриваются в этой статье? «Осенняя соната» — картина, которой сам маэстро остался крайне недоволен. Это связано в первую очередь с тем, что режиссеру не пришлось по душе сотрудничество со своей однофамилицей Ингрид Бергман. Актриса постоянно требовала переписать сценарий, высмеивала многозначительные диалоги. Однако критики объявили фильм «Осенняя соната» чуть ли не главным шедевром знаменитого шведа.

История начинается с того, что известная пианистка Шарлотта решает навестить свою дочь Еву. Мать и дочь не встречались уже много лет, отношения между ними весьма натянутые. Ева – женщина, которой не везет в личной жизни. Она с трудом выносит своего супруга, оплакивает сына, умершего в четырехлетнем возрасте. Усугубляет ситуацию необходимость заботиться о младшей сестре-инвалиде.

Ни к чему хорошему воссоединение родных людей не приводит. Мать и дочь вспоминают старые обиды, начинают выяснять отношения. Начинаются поиски виновного, которые лишены всякого смысла.

«Земляничная поляна»

1957

В 1957-м Бергману удалось снять сразу два шедевра: вслед за «Седьмой печатью» последовала «Земляничная поляна» (тоже в каком-то смысле фильм о смерти: тревелог о престарелом ученом, отправившемся на машине за премией и по пути вспоминающем всю свою жизнь, готовясь к уходу из жизни). Фильм, настолько же удаленный от «Печати» и по своему духу, и по своей глубинной сути, насколько и близкий к ней по своей судьбе («Поляна» взяла «Золотого медведя» и до сих пор повсеместно считается одним из лучших фильмов постановщика). В «Поляне» же в полную мощь проявляется и столь любимая Бергманом тема старения, естественного окончания жизни, подведения итогов.

1960-е

Здесь начинается зрелый Бергман. К этому десятилетию относятся самые знаменитые его картины – и некоторые громкие неудачи тоже. Режиссер отныне постоянно сотрудничает со Свеном Нюквистом, одним из величайших операторов современности, чей минималистский стиль привлекал лучших режиссеров мира – от Вуди Аллена до Андрея Тарковского. Определяется и состав актеров, постоянной «труппы» Бергмана. Кроме фон Сюдова, Харриет и Биби Андерссон и Гуннара Бьёрнстранда в нее входят Ингрид Тулин, Эрланд Юзефсон и Лив Ульман. Впрочем, Юзефсон был ближайшим другом Бергмана с его юности (но главные роли в его фильмах начал играть только с 1960-х). А норвежка Ульман стала его гражданской женой и родила ему дочь. Да, Бергман разводится в очередной раз.

В это десятилетие Бергман становится художественным руководителем Драматена, Королевского Драматического Театра Стокгольма, с которым связана немалая часть его жизни, и ставит там множество спектаклей. А также находит для себя остров Форё, где снимает «Сквозь тусклое стекло», «Персону» и «Стыд». Позже он поселится на этом острове, построит там личный кинотеатр. Там же Бергман умрет и будет похоронен.

Фильмы этого периода демонстрируют удивительную творческую свободу. Бергман предлагает несравнимо более мрачную и менее романтическую версию Средневековья, чем в «Седьмой печати», в «Девичьем источнике», картине об изнасиловании и мести. За нее он получает свой первый «Оскар». В «Причастии» Бергман делает героем пастора, утратившего веру (и таким образом атакует собственного отца). В «Молчании» и «Часе волка» свободно смешивает реальность и галлюцинации. В «Страсти» и «Ритуале» исследует взаимосвязь сексуальности и социума. В антиутопическом «Стыде» затрагивает другую табуированную тему – ответственность интеллектуала за общественные катаклизмы.

Ключевой фильм – «Персона» (1966)

Бергман называет этот фильм лучшим в своем творчестве. Головокружительный и необъяснимый сновидческий пролог никак, казалось бы, не связан с прозрачным и обманчиво простым основным действием. В нем всего две героини: актриса, внезапно замолчавшая посреди спектакля и отправленная лечиться на далекий остров (Лив Ульман), и ее сиделка (Биби Андерссон). В знаменитом кадре два лица соединяются в одно. Здесь Бергман дает выход своим многолетним фобиям и маниям, задаваясь вопросом о том, в чем индивидуальность человека, что отличает его от остальных.

Также смотреть: «Девичий источник», «Причастие», «Сквозь тусклое стекло», «Молчание», «Стыд».

«Сцены из супружеской жизни»

1973

Внушительный (четыре с половиной часа в телевизионной – и лучшей – версии) бенефис Лив Ульман и Эрланда Юзефсона – минималистичное, до предела многословное, до ничтожного бытовое и абсолютно великое кино об одной несчастливой супружеской паре. Как ни один другой фильм Бергмана, выдающий в нем режиссера театрального, «Сцены» работают на износ (из-за медленного темпа и аскетичности кадра) и на боль (уж слишком силен в своей простоте сюжет о супружеской драме, летящей на всех парах к разводу). Бытует стереотип о Бергмане как о режиссере великом, но скучном. Многие его фильмы покороче («Сквозь тусклое стекло», «Шепоты и крики») его, может быть, и подтверждают, но вот от «Сцен», несмотря на их марафонский хронометраж, оторваться не получится, как ни пытайтесь.

«Осенняя соната»

1978

Последняя и лучшая роль в кино страдавшей от рака Ингрид Бергман (единственный раз сыгравшей у своего однофамильца). Знаменитая пианистка приезжает в скандинавское захолустье к своей дочери (Ульман), которую она не видела огромное количество лет и которую, кажется, презирает. Набивший в семидесятых руку на психологических семейных драмах вроде «Шепотов и криков» и «Лицом к лицу», Бергман под конец своей карьеры создал, возможно, главный свой шедевр, наконец-то избежав абстракций, – полтора часа тех самых шепотов и криков, музыки и тишины, концентрированной ненависти и нечеловеческой силы всепрощения. В некотором роде «Осенняя соната» – вообще кульминация всех фильмов Бергмана: помимо психологизма и тончайшего бытового драматизма в ней есть и лучшие образцы его специфического юмора, и проведенный тонкой красной линией конфликт традиционных ценностей с ценностями современными, и вечные размышления на темы супружеской жизни, женского родства и старения. Сам режиссер этот фильм считал неудачным, определяя его как каталог собственных штампов, – не в последнюю очередь это связано с тем, что однофамильцы не сработались на съемочной площадке: известно, что Ингрид Бергман высмеивала слишком многозначительные диалоги и переписывала целые сцены, что страшно задевало режиссера.

«Фанни и Александр»

1982

Последний большой фильм Бергмана, своего рода прощание автора с кинематографом. Пятичасовая в телеверсии и трехчасовая в кино сага семейства Экдаль, увиденная глазами их детей – Фанни и Александра. Счастье и ужас, обеды и смерти, невероятная радость жизни, – в этом по-настоящему волшебном фильме Бергман разбирается с детскими фрустрациями и комплексами, по ходу дела вплетая в повествование все свои коронные темы. Фильм-роман, фильм-сказка, фильм-воспоминание, «Фанни и Александр» – самый простой и самый личный фильм великого шведа, который он называл «итогом своей жизни кинорежиссера». Известный факт, что во время съемок шведские режиссеры (и газеты) были крайне недовольны тем фактом, что Бергман на деньги киноинститута снимает дорогостоящий фильм про свою семью, – теперь же «Фанни и Александра» показывают в Швеции каждое Рождество.

*Материал был впервые опубликован на сайте в 2015 году. *

Вероятно, вам также будет интересно:

Как «Беспечный ездок» перевернул киноиндустрию

7 книг, которые помогут вам лучше разбираться в кино

Лучшие камео в кино

Как должны заканчиваться фильмы

Фото: Кадры из фильмов

С чего начать

Кадр из фильма «Осенняя соната». 1978 год

Лучше всего начать с «Осенней сонаты» (1978), поздней картины, получившей «Золотой глобус», три приза Национального совета кинокритиков США и пре­мию «Давид ди Донателло». Эта камерная драма притягивает как магнит, ее хо­чется пересматривать, обсуждать с друзьями, спорить до хрипоты и снова воз­вращаться к ней спустя годы. 

Бергман использует универсальную историю и рассказывает ее внятным жан­ро­вым языком, предельно обостряя все конфликты. Пожилая пианистка Шар­лотта и ее взрослая дочь Эва, жена пастора, семь лет были в ссоре и не виде­лись. Эва решает сделать первый шаг и приглашает мать к себе в глухую дерев­ню. Шарлотта не подозревает, что ее ждет сюрприз: Эва забрала из клиники парализованную младшую сестру, которую мать фактически там бросила. Шар­лот­та и рада встрече, и испытывает немыслимые муки совести. А еще ее раз­бирает злость: старшая дочь фактически заменила младшей исчезнув­шую мать, и невинное приглашение провести небольшой отпуск в деревне по факту оказалось повесткой в суд.

Бергман упаковывает в оболочку социальной драмы драму психологическую: конфликт матери и дочери становится спусковым механизмом — один за дру­гим обнажаются застарелые внутренние противоречия, недовольство собой и отчаянные попытки переложить ответственность за свою жизнь на другого. 36-минутная кульминация, когда мать и дочь играют в психологический пинг-понг, бросая друг другу (а по факту самим себе) страшные обвинения и запо­здало оправдываясь, — одна из самых сильных сцен в мировом кино. И хотя на первый взгляд в ней нет ничего особенного — две женщины просто сидят за столом и разговаривают, — оторваться невозможно. В этом фильме особенно заметно удивительное мастерство Бергмана, еще и выдающегося театрального режиссера, насытить кадр не внешним, а внутренним действием — намного более мощным, чем погони, взрывы и катастрофы.

Этого эффекта он достигает с помощью двух актрис — Лив Ульман, одной из своих любимых исполнительниц, и Ингрид Бергман, однофамилицы режис­сера, легенды американского кино, снимавшейся в «Касабланке» Майкла Кёртица, «Газовом свете» Джорджа Кьюкора, «Дурной славе» Альфреда Хич­кока. Как и должно быть в драме, обе стороны в чем-то правы и в чем-то вино­ваты. При каждом следующем просмотре зритель замечает новые свидетель­ства этой вины и этой правоты, ранее не замеченные нюансы психологической дуэли. Фильм словно сканирует повзрослевшего, изме­нившегося тебя и побуж­дает к переоценке собственной жизни.

«Девичий источник»

1960

Так выглядит настоящая Скандинавия, которую мы привыкли видеть заснеженным королевством чудес в напомаженных сюжетах сказок. Бергман показывает жизнь в Швеции «во всей некрасе» – грубое изнасилование невинной и чистой девушки, полагающейся на бога, ради минутного удовольствия, полностью противоречащего всем канонам христианской религии. Но, может быть, только путем вопиющей несправедливости и жестокости мир может очиститься? Сравнения Карин с Иисусом Христом будут напрашиваться сами и подводить вас либо к абсолютному разочарованию в мире, либо к глубокому понимаю природы с трудно устроенным балансом добра и зла.

Личная жизнь

Браки и дети

Могила Бергмана и его последней жены Ингрид

Бергман был женат пять раз:

  • 25 марта 1943 — 1945, Эльзе Фишер

    Лена Бергман, актриса, 1943 г.р.

    (1 марта 1918 — 3 марта 2006), хореографу и танцовщице (в разводе). Потомство:

  • 22 июля 1945 — 1950, Эллен Лундстрем (23 апреля 1919 — 6 марта 2007), хореографу и кинорежиссеру (в разводе). Дети:
    • Ева Бергман , кинорежиссер, 1945 г.р.
    • Ян Бергман, кинорежиссер (1946–2000)
    • близнецы Матс и Анна Бергман , актеры и режиссеры, 1948 года рождения.
  • 1951–1959 гг. — Гун Груту (1916–1971), журналисту (в разводе). Потомство:
  • 1959 — 1969, Кеби Ларетей (14 июля 1922 — 31 октября 2014), пианистка

    Даниэль Бергман , кинорежиссер, 1962 г.р.

    (в разводе). Потомство:

  • 11 ноября 1971 — 20 мая 1995, Ингрид фон Розен

    Мария фон Розен, писатель, 1959 года рождения.

    (девичья фамилия Карлебо). Потомство:

Первые четыре брака закончились разводом, а последний распался, когда его жена Ингрид умерла от рака желудка в 1995 году в возрасте 65 лет. Помимо браков, у Бергмана были романтические отношения с актрисами Харриет Андерссон (1952–1955), Биби Андерссон (1955–1955). 1959) и Лив Ульманн (1965–1970). Он был отцом писателя Линн Ульманн с Ульманном. Всего у Бергмана было девять детей, один из которых умер раньше него. В конце концов Бергман женился на всех матерях своих детей, за исключением Лив Ульманн. Его дочь от последней жены Ингрид фон Розен родилась за двенадцать лет до их брака. На протяжении всей своей жизни у него были десятки любовниц, и он оправдывал свои дела перед разными женами, говоря им: «У меня так много жизней».

Хотя Бергман однажды назвал себя человеком, потерявшим веру в загробную жизнь, Макс фон Сюдов заявил в интервью, что у него было много дискуссий с ним о религии, и указал, что вера Бергмана в загробную жизнь была восстановлена.

1950-е

Бергман превращается в международную звезду и больше не прислушивается к продюсерам. Считается, что в «Летней интерлюдии» (1951) он впервые полностью освобождается от влияний и начинает снимать совершенно самобытное кино. А еще вступает в самый плодотворный свой период: тринадцать фильмов за десять лет. Причем иногда два шедевра сняты в течении одного года – так, «Седьмая печать» и «Земляничная поляна» выходят в 1957-м. Чистый и аскетичный стиль оператора Гуннара Фишера определяет визуальную стилистику, а вот с жанрами Бергман экспериментирует вовсю. В «Вечере шутов» и «Лице» режиссер эксплуатирует приемы площадного театра, в «Уроке любви» и «Улыбках летней ночи» обнаруживает неожиданный для многих дар комедиографа, в «Лете с Моникой» находит путь к сердцу массового зрителя, при этом не идя на компромиссы, как он это делал раньше. Эта картина моментально превратила молодую Харриет Андерссон в своеобразный секс-символ (в фильме была революционная по тем временам обнаженная сцена).

Бергман женится еще два раза, между двумя браками успеет пережить бурный роман с Андерссон. С ней после этого он сохранит прекрасные отношения, а она сыграет еще в восьми его фильмах. Также Бергман возглавляет Муниципальный театр в Мальмё, где знакомится с актером, ставшим для него центральным на протяжении всего первого периода творчества – Максом фон Сюдовым. Но лучшую роль в этом десятилетии у него сыграет другой артист – 78-летний классик шведского кино и его учитель Виктор Шёстрём, которого Бергман уговорил сыграть пожилого профессора в «Земляничной поляне».

Ключевой фильм – «Седьмая печать» (1957)

Полнометражная баллада о рыцаре, отважившемся сыграть в шахматы со Смертью: этот мотив был навеян фреской Альбертуса Пиктора в церкви Тэбю. Макс фон Сюдов сыграл бестрепетного крестоносца, Гуннар Бьёрнстранд (еще один любимец Бергмана) – его фривольного оруженосца, также в картине заняты Биби Андерcсон и Гуннель Линдблум. Компания путешественников с рыцарем во главе проезжает по Европе, охваченной чумой и ожиданием апокалипсиса, а Смерть преследует их по пятам. Бергман не раз говорил о том, как привязан к этой картине, при этом охотно признавая ее техническое несовершенство: он сам любил рассказывать о заметных в кадре окнах многоэтажек за лесом, в котором по сюжету фильма собираются сжечь ведьму. Финальный кадр с Пляской Смерти на горизонте вошел во все хрестоматии.

Также смотреть: «Лето с Моникой», «Вечер шутов», «Земляничная поляна», «Улыбки летней ночи».

Театр и фильмы

Вернувшись после учебы в Норвегию, Ульман начала играть в провинциальных театрах. В 1957 году девушка дебютировала в кино в фильме «Дураки в горах», поставленном первой норвежской дамой-режиссером Эдит Карлмар. Лив в картине, и сейчас остающейся одной из самых популярных кинокомедий в стране викингов, досталась эпизодическая роль безымянной постоялицы отеля. Начинающая актриса не была указана в титрах.

В 1962 году Ульман создала образ Кари в норвежской драме «Тони», участвовавшей в Берлинском кинофестивале. Одновременно Лив прогрессировала как театральная актриса и вскоре стала одной из самых успешных исполнительниц роли Норы в «Кукольном доме» Генрика Ибсена.

Всемирная слава обрушилась на рослую для своего поколения норвежку (рост Ульман 170 см) после знакомства и начала сотрудничества с Ингмаром Бергманом. Режиссер утвердил Лив на главную роль в картине «Персона» без проб, едва повстречал ее гулявшей по Стокгольму в компании шведской артистки Биби Андерсон. По сюжету героиня Ульман — актриса, замолчавшая в середине спектакля и впавшая в странный ступор. По совету доктора женщина едет отдохнуть на взморье, где ее пытается разговорить сиделка с короткой стрижкой в исполнении Андерсон.

Биби Андерсон и Лив Ульман в фильме «Персона»

В интервью 2015 года Лив сказала, что, снимаясь в «Персоне», не понимала героиню. Осознала желание замолчать навсегда Ульман, лишь достигнув 40-летнего возраста. В дальнейшем актриса снялась еще в ряде фильмов Бергмана, в том числе в его лебединой песне — ленте «Сарабанда».

Первой нескандинавской картиной Ульман стал франко-итало-бельгийский криминальный триллер режиссера Теренса Янга «Холодный пот», в котором норвежка сыграла жену центрального персонажа Джо Мартена. Криминальное прошлое героя напоминает о себе внезапным вмешательством в мирную семейную жизнь. В 1977 году Ульман снялась в составе блистательного актерского ансамбля, в который входили Дерк Богард и Шон Коннери, Энтони Хопкинс и Лоуренс Оливье, в военной драме Ричарда Аттенборо «Мост слишком далеко».

Среди лент, от участия в которых норвежская актриса отказалась, — «Фанни и Александр» Бергмана, «Бритва» Брайана Де Пальмы, «Двенадцать друзей Оушена» Стивена Содерберга и сериал «Секс в большом городе». С 1982 года Лив выступает в качестве режиссера. Два из поставленных Ульман фильмов — «Частные исповеди» и «Неверная» — основаны на произведениях Ингмара Бергмана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector